Немного о «синдроме спасателя»



Немного о «синдроме спасателя»

Что происходит, когда дети меняются ролями с родителями?

«Я просто обязана помочь. Предлагаю совет и помощь так или иначе - коллегам, знакомым, соседям, друзьям, маме, сестре, бабушке. Два раза в неделю я работаю волонтером в приюте для брошенных животных. Я также работаю волонтером в доме для детей, оставшихся без попечения родителей. Еще я забочусь об одинокой бабушке, хожу для неё в магазин и иногда вожу ее к врачу. Для меня это не сложно.

Я просто не могу пройти мимо несчастного существа, не покормив его и не позаботившись о нем. Будь то брошенный кот или нищий. У меня нет семьи, и у меня достаточно свободного времени, с которым я не знаю, что делать.

Я часто задерживаюсь в офисе допоздна. Я делаю работу, которую мне оставляют коллеги. У них семья и нет времени, а работы много.

Я очень беспокоюсь о своей маме, потому что у нее слабое здоровье. Во время перерыва я иду гулять с ее собакой, чтобы ей не пришлось беспокоиться», — говорит веселая блондинка лет тридцати. Она смеется и оживленно жестикулирует. Кажется, ее жизнь течет насыщенно и гладко.

Однако это не так. Она обратилась ко мне, потому что у нее частые аритмии, тревога и панические атаки. Она живет с бойфрендом, который погружен в себя и не интересуется ею. Он моряк, поэтому она часто остается одна дома. Когда он на суше, они много ссорятся. Он хочет семью, а она пока не готова заводить детей. Она думает, что у неё ещё есть время.

На сеансах она много рассказывает о своей больной матери, о самоотверженном отце, о сестре, которая не может вырасти, остепениться и оставить родителей в покое, о друзьях, о брошенных кошках, которых она время от времени берет к себе, о бабушке, для которой покупает все, что той нужно.

Когда я говорю, что хочу что-то услышать о ней самой, например, что она чувствует, чего хочет – она ​​растерянно смотрит на меня, и у неё не хватает слов. Её жизнь драматична, но драмы принадлежат другим людям. Она наполнила жизнь заботой о других, поставив заботу о себе на последнее место. Она не чувствует, что ей самой что-то нужно.

Маленькая взрослая девочка

Это часто происходит, когда мать и ребенок меняются ролями. Вместо того, чтобы мать заботилась об эмоциональных потребностях ребенка, происходит обратное. Мать моей клиентки имела психическое расстройство ещё до рождения детей. Хотя мать следила за тем, чтобы девочки были накормлены и чисто одеты, она никогда не заботилась об их эмоциональных потребностях.

Из-за своей болезни мать ставила собственные эмоциональные потребности на первое место, поэтому дети заботились о них. Моя клиентка с детства как-будто развила специальные чувствительные «антенны», которые улавливали информацию о том, что чувствует ее мать и что нужно сделать, чтобы получить хоть немного внимания, привязанности и любви. Все детство она ходила «по струнке», чтобы не рассердить, не расстроить маму и не сделать что-то, что ухудшит состояния ее здоровья или настроение.

Клиентка говорит о своем детстве: «У меня было хорошее детство. Мы с сестрой хорошо ладили. Я плохо помню своих родителей, бабушка заботилась о нас. Я мало что помню, но это было лучше, чем у многих детей, потому что у отца была хорошая зарплата. У нас было все, что мы хотели».

Помощь как жизненное призвание

Когда мы углубились в исследование развития, клиентка поняла, что мать в семье всегда играла роль жертвы. Она была пассивно-агрессивной, манипулятивной и эгоистичной. Она устроила семью так, чтобы все заботились о ней. Муж работал и зарабатывал, свекровь воспитывала детей, дети заботились о ее эмоциональных потребностях. Мать так и не повзрослела. Она оставалась «несчастным ребенком» и постоянно нуждалась в «суррогатной матери», которая позаботилась бы о ней. Таковой и стала для неё моя клиентка.

Однако, это со временем превратилось в её образ жизни. В глубине души клиентка всегда считала, что заслуживает привязанности и любви, только если заботится о других. Она так и не научилась заботиться о себе эмоционально. Потому что в детстве никто не заботился о ней эмоционально.

Цель психотерапевтического процесса девушки – в том, чтобы осознать свои эмоциональные потребности и найти способы их удовлетворять. Чаще всего целью психотерапии является взросление, но у этой клиентки стоит задача иногда позволить себе быть ребенком, девочкой. И, наконец, просить у других то, чего ей так не хватает – заботы, поддержки, сострадания и любви, – то, что она дарит другим.

Многие специалисты помогающих профессий: учителя, воспитатели, психологи, педагоги специального образования, медсестры, врачи, социальные работники, спасатели – имеют похожую историю жизни, которая заставила их решить помогать другим и сделать это своим призванием. Призвание это или гиперкомпенсация? Как отличить одно от другого?

В отличие от призвания или самореализации, гиперкомпенсация чрезмерна и однобока. Слишком многим жертвует человек, добиваясь своей цели. Он не живет свою жизнь, реализуя своё предназначение, а как будто все время что-то доказывает самому себе, защищая некий миф, некое внутреннее представление о себе, при этом не чувствуя себя счастливым. 

Если вы осознали, что у вас похожая проблема, разберитесь в своих истинных мотивациях и освободитесь от порочного круга «спасательства». Научитесь ставить собственные потребности в приоритет без чувства вины и стыда.

Связаться с автором статьи:

Психолог, психоаналитический терапевт, групповой аналитик, супервизор.
То, как люди преображают свои жизни от отчаяния к надежде, от боли к радости, всегда будет завораживать и изумлять. Волшебство трансформации основано на ресурсах, возможностях, потенциале клиента, психолог со своей стороны добавляет немного точности и расчета. Помогайте себе, а я помогу вам.

нравится ?
Отзывы и комментарии
отправить