Куда делись настоящие мужчины?



17.11.2022 | Любовь

Куда делись настоящие мужчины?

Автор статьи: Олег Герт

Как говорил Патрик Джейн, симпатичный главгерой сериала «Менталист», «Если вы уже раньше слышали объяснение, это не делает его автоматически неверным».

Ещё он говорил «Если вы перестанете оценивать объяснение по принципу «мне нравится/мне не нравится», а попробуете оценить его по сути, ваша жизнь изменится к лучшему».

Это я к тому, что кто-то, вполне возможно, уже ранее слышал доводы, которые будут изложены ниже.

И на случай, если сказанное кому-то не понравится…

Поехали.

Вот женщины часто спрашивают «Куда делись настоящие мужчины?» Спрашивают они об этом, понятное дело, не мужчин (как их спросить, если они все куда-то делись?), а друг друга. Ну, иногда ещё психолога спрашивают… Хотя, чтобы задать такой вопрос психологу, женщина, вероятно, должна перестать видеть в нём мужчину: по крайней мере, настоящего. Настоящего же мужчину женщина не спросит, куда делись настоящие мужчины, верно?..

Но психолог не в обиде на женщин. Он, напротив, хочет, чтобы в нём видели не мужчину, а так сказать, специалиста. Своё контр-Эго. Свой внутренний голос. Супервизора. А то увидят мужчину — начнутся всякие там переносы, влюблённости: в общем, хлопот не оберёшься, а результат (психотерапевтический) будет равен нулю. Так что ну его, настоящего мужчину в себе… От него в психотерапии одни хлопоты.

Но вот объяснить, куда же они все делись (по крайней мере, в той когнитивной схеме, которой оперирует современная женщина), вероятно, стоит. И, вполне возможно, придётся сие сделать ещё не раз…

Фраза «Нету настоящих мужчин» (прямо вытекающая из того предположения, что они все куда-то делись) означает, понятное дело, следующее: неготовность современного мужчины выполнять некие действия, главным образом, психологического характера, которые он готов был выполнять раньше. Когда раньше?.. Ну, скажем, лет сто назад. А лучше сто пятьдесят: до начала так называемого процесса эмансипации, который, как известно из социологии, стартовал в Европе примерно в середине XIX века, а оформился и завершился уже после Второй мировой войны.

До этого момента, стало быть, мужчина был «настоящим». А в современном мире быть таковым перестал. Или настоящий куда-то делся, как говорят…

То есть прежний мужчина уже в двадцать лет, например, был способен создать семью. Но не просто создать, а поддерживать эту семью в мире, в ладу, и в благополучии, самостоятельно и ответственно разруливая все конфликты внутри неё, и неся полную ответственность за всё, что происходит внутри, и что влияет на семью, так сказать, снаружи.

Вероятно, именно так выглядит настоящий мужчина?

А современный мужчина, как выясняется, не в состоянии этого делать. Нет, ну отдельные особи в состоянии, но мы ведь в целом рассуждаем, правда?.. Так вот в целом оказывается, что современный мужчина в полном объёме готов ко всему вышеперечисленному — главным образом, к реальному миротворчеству — не ранее сорока или даже сорока пяти лет. Только в этом возрасте он приобретает действительную, истинную способность жить с женщиной в мире, в ладу, и в благополучии, самостоятельно и ответственно разруливая все конфликты внутри семьи, и неся полную ответственность за всё, что происходит внутри, и что влияет на семью, так сказать, снаружи…

А вот до этого он может, конечно, семью создать.

Но вот создать счастливую и устойчивую семью у него, почему-то, не получается.

И мы имеем статистику, согласно которой более половины браков распадаются. Причём три четверти их распадается по инициативе женщин. То есть тот факт, что мужчина не настоящий, выясняется женщиной уже по ходу совместно проживания…

Самые упёртые дамы, желающие совершить духовный подвиг, терпят примерно до этого волшебного возраста — до достижения супругом сорока пяти лет — после чего, как по мановению волшебной палочки, тыква превращается в карету, гадкий утёнок становится прекрасным лебедем, и на месте самовлюблённого эгоистичного придурка вдруг возникает настоящий мужчина: тот самый, о котором мечталось…Мудрый и сильный.

И это не сарказм и не фантастика — это, так сказать, психологическая реальность...

В чём же секрет?

Почему у мужчины XVIII-го, XIX-го, и даже начала XX-го века (не говоря уж о ещё более ранних временах) получалось создать счастливую семью, что называется, сходу, двадцатилетним пацаном, пусть даже уже вполне сильным, но явно ещё не достаточно мудрым, а у современного мужчины сия способность активируется только в уже зрелом возрасте?..

Для этого достаточно вспомнить, как выглядела парадигма семьи, и в целом отношений М+Ж, в течение всего этого долгого периода. Упомянув при этом столь ненавистное многим словечко «патриархат». Вот просто не знаю, как без него обойтись, даже если бы и хотел…

Короче, идея в том, что для двадцатилетнего мужчины патриархальной эпохи создание семьи — это акт, эквивалентный приобретению собственности.

Скажем, стукнуло тебе двадцать (не обязательно, можно даже и восемнадцать) — завёл себе собаку. Не просто какую-то там, а хорошую, охотничью. Дорогую. А потом завёл лошадь: отличную скаковую, купил за большие деньги. Ну, а потом завёл жену. Семью, то есть, создал.

Все эти действия в парадигме тогдашнего настоящего мужчины — суть действия одного порядка. Все эти три предмета собственности требуют от него безусловного внимания, ухода, заботы. Собаку и лошадь нужно кормить, ухаживать, следить, чтобы не украли?.. Заботиться нужно? Нужно. И о супруге, соответственно, нужно заботиться: кормить, ухаживать, следить, чтобы не украли…

В принципе, сильный двадцатилетний парень, не имеющий непоправимых вывихов в психике, вроде тех, что были присущи, скажем, наследнику престола Петру II, мужу будущей императрицы Екатерины Великой (от такого мужа, понятно, у женщины просто нет другого пути, кроме как в великия императрицы), все эти функции заботы о своей собственности выполняет без проблем. Силы, ума, и здоровой агрессии в двадцать лет хоть отбавляй, да и в тридцать лет всего этого не намного меньше: так что не дай Бог кому бы то ни было тронуть мою собаку, лошадь, или жену. Всё под контролем, всё под защитой, всё под управлением.

И до тех пор, пока саму женщину сия парадигма, так сказать, устраивала, даже двадцатилетний пацан мог с гордостью носить статус настоящего мужчины. Сила есть, ума надо немного, а вот мудрости для того, чтобы договариваться с лошадью или собакой, учитывая все потребности её сложного внутреннего мира, или чтобы давать ей возможность развиваться как личность, — мудрости для этого вообще не требуется. Вероятно, настоящий мужчина этой эпохи крайне бы удивился, если бы ему сообщили, что что-то из его собственности хочет развиваться как личность и самореализовываться. И, вполне возможно, даже продал бы это немедленно кому-нибудь, от греха подальше: если бы, конечно, нашёлся покупатель, готовый взять на себя сей груз…

Но вот как только женщину эта парадигма устраивать перестаёт — а это происходит как раз в середине XIX века, и далее везде — то на первый план в общении мужчины с женщиной выходит уже не сила, не храбрость, и даже не ум. Если тебе предстоит жить под одной крышей с человеком, который заявляет те же самые претензии по поводу жизни, что и ты сам, и претендует на равный с тобою статус во всём, то на первый план выходит мудрость.

Мудрость, состоящая в умении договариваться, исполнять договорённости, и терпеть, если эти договорённости в чём-то ущемляют твою свободу.

А вот эта способность, как ни крути, ранее сорока-сорока пяти лет у человека не наступает. Не наступает у мужчины. Не наступает у женщины. Нет у человека такой встроенной, по дефолту, опции: умения ладить с другим себе подобным. Умение подчинять — есть. Умение подчиняться — есть. На этом умении семью выстроить можно — но только семью патриархальную: чем человек социальный успешно и занимался вплоть до последних пятидесяти-ста лет.

Иными словами, в современной парадигме, признающей женщину и семью не собственностью мужчины, а стороной по сделке и самой сделкой соответственно, эта самая семья может быть выстроена только и исключительно на обоюдной мудрости.

Которой, как мы выяснили, в молодости просто нет. То есть вот этот сильный, агрессивный, и даже в чём-то умный самец, которого озверелый патриархат дореволюционного времени с полным основанием и признавал настоящим мужчиной, в современных условиях таковым быть признан не может. А может быть признан только вот этим самым — агрессивным самцом, терпеть которого в современном браке ни одна нынешняя женщина более пяти-десяти лет не способна…

А настоящим мужчиной, таким образом, в нынешних условиях может быть признан только сорокалетний зрелый альфа-самец, уже не такой сильный, и далеко уже не такой агрессивный, как в молодости, но зато уже настолько мудрый, чтобы… Ну, вы поняли. Саморазвитие, личные границы, и всё такое.

То есть это не «они делись куда-то», настоящие мужчины.

Это они, в рамках современной трактовки этого понятия, просто ещё не созрели. Не подросли, так сказать. Не вылупились из психологического яйца…

Статью полагается завершать практическими выводами и рекомендациями.

А иначе какой же ты психолог, если советов не даёшь?.. Давай, советы, психолог. Рассказывай, как космические корабли бороздят просторы Большого театра…

Вывод тут прост и понятен: поскольку психоэмоциональное развитие человека, и мужчины в частности, имеет свою предопределённую динамику, и никаких способов его ускорить нет, никакого волшебного катализатора для этого не существует, то получить «настоящего мужчину», как он понимается в рамках современной трактовки этого понятия, ранее сорока-сорока пяти лет не представляется возможным.

Либо тогда надо возвращаться в той трактовке, которую мы имели «до»: сильный агрессивный самец, способный ухаживать за своей собственностью и защищать её. Тогда мы снова получим огромное количество настоящих мужчин в возрасте тридцати, двадцати, и даже, возможно, где-нибудь в республиках Северного Кавказа, и шестнадцати лет.

Нет, не надо?..

Ну, как хотите.

Тогда думайте, как действовать в нынешней парадигме.

Рекомендаций давать не буду, тем более, что они вполне очевидны. Уж коли выбрали мазу иметь настоящего мужчину в виде мудрого миротворца, уважающего чужие границы и поощряющего чужую тягу к саморазвитию, то прицепом — терпение. Нужно подождать, пока ему стукнет сорок пять, ну или хотя бы сорок: психолог знает случаи раннего выхода из кризиса среднего возраста…

А где вы этого события будете ждать, сами решайте. Можно подождать уже в браке: взять двадцатилетнего птенца и потерпеть ещё двадцать лет, пока не превратится в орла-мужчину. Выйти замуж, так сказать, за лейтенанта, чтобы потом стать генеральшей…

А можно подождать за пределами брака, и взять уже готового сорокалетнего орла. Если другие не заберут: конкуренция за генералов, говорят, чуть выше, чем за лейтенантов…

Самим же будущим орлам тоже хочу пожелать терпения.

Впрочем, что им ещё остаётся...

Связаться с автором статьи:

Психолог
первая консультация - БЕСПЛАТНО!
Практикующий психолог, публицист, писатель. Успешный 20-летний опыт работы в психологическом консультировании, в том числе в области семейных отношений, воспитания детей, в решении личных проблем, в преодолении возрастных кризисов.


Комментарии
отправить