Никому ничего не рассказывай! У нас все хорошо!



Никому ничего не рассказывай! У нас все хорошо!

       Никому ничего не рассказывай, не выноси сор из избы, другие люди не должны знать, что происходит в семье... У нас все хорошо. А если не хорошо, то это тебе только так кажется. У других куда хуже хуже бывает и ничего, живут и не жалуются.

      Фразы которые нередко транслируются ребенку, в деструктивных семьях. В семьях, где ребенку итак не просто, а порой даже очень сложно. Чувства и эмоции переполняют, а выразить, разделить их с кем-то возможности нет.

      Маленький человек живет в постоянном внутриличностном конфликте между я должен молчать и я хочу кричать от того, что происходит со мной в моей семье.

      За вынесение проблем за пределы, следует наказание, обвинение, обесценивание, перекладывание ответственности за происходящее. Ребенок становится заложником того, что происходит. Он и изменить ничего не может и облегчить свои страдание возможности не имеет.

Никому ничего не рассказывай У нас все хорошо

      Мы страдаем и ты страдай. Страдай и молчи.

      И ребенок молчит. Давит в себе все, что происходит и... И начинает болеть.

      - У ребенка часто болят уши, как же так, ведь его всегда тепло одевают?

      Спрашивают себя и врачей родители в таких семьях. И искренне недоумевают о том, что происходит. Не понимая, что тело ребенка уходит в психосоматику не на ровном месте, а по причине желания не слышать того, что происходит. А порой еще и не видеть. И тогда падает зрение.

      - У ребенка проблемы с ЖКТ, как же так?

      А как ему переварить то, что происходит, если он даже рассказать об этом не имеет возможности?

      Ребенок часто болеет, проблемы с дыханием, легкими...

      Снова все логично. Ведь ему словно снова и снова перекрывают кислород. А болезнь как болезнь позволяет хоть как-то привлечь внимание к тому, что происходит. И хоть немного говорить о страдании, пусть и в контексте болезни.

      С одной стороны, желание оградить других людей от своих страданий, это хорошо. Ведь они не должны решать за человека то, что с ним происходит. А с другой, отсутствие возможности говорить о том, что происходит, ведет все глубже и глубже в "яму" невроза.

      Такому человеку может быть сложно даже на приеме у психолога говорить о своих проблемах. А вот на приеме у врача бывает проще. Ведь болеть было с детства разрешено, а говорить о проблемах- нет.

      Для того чтобы получить доступ к тому что давилось годами и говорить об этом с другими людьми (не психологом), не редко в помощь используют алкоголь. Человек может даже понимать, что "помощь" от алкоголя привлекает другие проблемы, но нести и дальше всю свою боль, он просто больше не может.



      "Молчи и терпи", может конечно проявиться и в другую сторону. Когда человека словно "прорывает" и он начинает рассказывать много, часто и всем кто хоть как-то готов слушать о его проблемах.

      Его слова льются как нескончаемый поток. А облегчение наступает лишь на время. Ведь практически кричит о том, что накопилось за все предыдущие годы, внутренний травмированный ребенок, чьи слова на самом деле, адресованы маме иили папе. А другие люди, это просто люди. И они могут не хотеть брать на себя роли "мамы" иили "папы" и даже злиться, когда их в эти роли облекают.

      Именно поэтому, психолог не только слушает человека пришедшего к нему на прием, но и задает вопросы, возвращает в контакт с телом, с чувствами и эмоциями, в здесь и сейчас. Ведь рассказать вообще все, что происходило, как и изменить прошлое не возможно, а вот изменить будущее научившись жить в настоящем при контакте с собой, своим телом, психоэмоциональным фоном, позволении себе проявляться, вполне возможно.

      Молчание конечно золото, но тогда когда, оно действительно нужно.

Связаться с автором статьи:

Клинический психолог, педагог-психолог, телесно-ориентированный терапевт, арт-терапевт, гештальт-терапевт, НЛП-практик
Педагог-психолог, клинический психолог. Работаю с различными запросами, в том числе: одиночество, уход из жизни близкого человека, страхи, фобии, панические атаки, депрессия, психосоматика, сложные отношения с родителями, с детьми, детский травматический опыт, кризис, расстройство пищевого поведения и так далее. Работаю в направлениях: телесно-ориентированная терапия, арт-терапия, гештальт-терапия, НЛП.


Комментарии
отправить