Жила-была гусеница. Страшная сказка.



Жила-была гусеница. Страшная сказка.

      В некотором царстве, в некотором государстве... А точнее, в обычном городе. Жила-была гусеница.

      Кушала листочки, ползала по веткам деревьев, по траве, общалась с такими же гусеницами как сама... Боялась птиц и одновременно завидовала им.


Жила была гусеница Страшная сказка


      Вот бы стать такой как птица, думала порой гусеница. Тогда меня мои собратья гусеницы и не только они, бояться будут. А я тогда никого и ничего бояться не буду. Только вот стать птицей я точно не смогу, грустила гусеница.

      А раз не смогу, то буду жить как жила.

      Может и жила бы гусеница дальше так как раньше, но только словно бы вдруг, она стала обращать свое внимание на красивых, легких и таких манящих бабочек. И не просто обращать внимание, а испытывать огромную радость и при этом жгучую боль от вида этих божественных созданий.

      Ой, ой, нет, нет. Не хочу ни какой боли. Уж лучше я вообще без радости буду жить, чем с болью столкнусь.

      Сказано, сделано. Через некоторое время, мир гусеницы стал менять краски и из цветного, превращаться в черно-белый. И радость действительно куда-то исчезла. А ей на смену пришла тревога, а с ней и страх.

      Гусеница смотрела по сторонам и ей казалось, что она умирает...

      Тогда она оглянулась назад, куда-то туда, когда она была маленькой девочкой и ей казалось, что мир прекрасен и он еще подарит ей много интересного и нужного. И на ее глазах выступили слезы. Она плакала о том, что так по настоящему и не жила. Что так и не сделала чего-то такого, о чем хотелось бы вспоминать когда уходишь из этой жизни.

      Она плакала, а в ее душе словно боролись две ее части. Одна часть кричала- я хочу жить и все для этого сделаю, а вторая, что жизнь закончена и надо ее просто дожить. Дожить так, как получится, просто дотянуть и все.

      Гусеница слушала обе свои свои части и не понимала, какую же из них выбрать. То она смирялась с тем чтобы дожить и начинала потихоньку замирать, то снова начинала бороться и кричать - я хочу жить, я буду жить.

      - А как ты хочешь жить? Вдруг спросил кто-то не то рядом с ней, не то в ней самой.

      - Как? Переспросила гусеница. Да как жила, так и буду.

      - Нет, как жила уже не получится. Снова услышала она чей-то голос.

      - Как не получится? Почему не получится? Вопрошала удивленная и испуганная гусеница.

      - Пришло время перемен, отвечал уже знакомый ей голос.

      - Но я не хочу никаких перемен. Меня все устраивает. Вот если бы можно было стать птицей, тогда я еще согласилась бы, а так нет.

      - Ну нет, так нет...

      - Что это значит? Чуть не закричала гусеница.

      А в ответ только тишина.

      Тишина была настолько зловещая, что тело гусеницы съежилось и замерло от страха.

      В висках стучало- я хочу жить, смерть, пришло время перемен, по старому не получится...

      Тихо, холодно, страшно...

      Ей казалось, что вот и все... Вот и смерть пришла за ней.

      Но смерть почему-то никак не приходила.

      И тогда, уже отчаявшись дождаться смерти, гусеница вдруг стала понимать, что ведь тот внутренний голос никак не мог желать ей зла. А это значит, что в его словах все правда.

      И про перемены, и про то, что жить как жила, уже не получится...

      В какой-то момент, ей показалось, что она видит себя со стороны, откуда-то сверху. И не только себя, но и мир вокруг себя. Она смотрела и не узнавала этот мир. Он казался ей каким-то другим. Она снова и снова вглядывалась в него и через какую-то странную дымку, все четче и четче проступали очертания всего того, что она раньше видела. Видела, конечно видела, но... Но сейчас все то, что было раньше знакомо, заиграло новыми яркими красками.

      Ну вот, подумала гусеница, я так сопротивлялась переменам, что не заметила как изменился мир вокруг меня.

      Интересно, подумала гусеница и попыталась сделать шаг. Но тело так и осталось скованным.

      Тело, мое дорогое тело, как же я раньше тебя не замечала. А заметила только тогда, когда ты стало недвижимо и даже заболело от этой скованности... А голос, чей был тот самый голос? Тот который роднее и ближе, чем голос мамы.

      Гусеница прислушалась к стуку своего сердца и вдруг поняла, что она больше не боится. Нет, немножко она конечно боится, но...

      - Ты готова к переменам? Спросил вдруг голос, которому она была рада больше всего на свете.

      - да! Не раздумывая ответила она. Мне конечно немножко страшно, но я справлюсь.

      - И ты готова отказаться от мечты стать птицей?

      - да. И я больше не хочу чтобы меня боялись. Я только хочу узнать, кому принадлежит этот божественный голос.

      - как? Ты еще не догадалась? Это ведь я, Душа твоя.

      Радость и благодать разлились по всему ее телу...

      - раз так, то я тем более готова к переменам!

      И посмотрев на свое отражение в воде, она удивилась, обрадовалась и взмахнув очаровательными крыльями, полетала...

.........................

      Почему сказка страшная? Да потому, что меняться всегда страшно. Причем даже тогда, когда очень хочется.

      А чтобы перемены проходили быстрее и менее болезненно, за помощью можно прийти к психологу.

 
 
 
 
 
Связаться с автором статьи:

Клинический психолог, педагог-психолог, телесно-ориентированный терапевт, арт-терапевт, гештальт-терапевт, НЛП-практик
Педагог-психолог, клинический психолог. Работаю с различными запросами, в том числе: одиночество, уход из жизни близкого человека, страхи, фобии, панические атаки, депрессия, психосоматика, сложные отношения с родителями, с детьми, детский травматический опыт, кризис, расстройство пищевого поведения и так далее. Работаю в направлениях: телесно-ориентированная терапия, арт-терапия, гештальт-терапия, НЛП.


Комментарии
отправить